Блог,  Статьи

По следам перформанса Джулиена Хамильтона

Соло

Я учусь смотреть. Учусь смотреть. Учусь смотреть. Слушать. Тонкое, почти незаметное. Почти почти.

Мужчина, в белых штанах и странной футболке-платье, с седой бородой. Двигается и говорит, говорит и двигается в каком-то вечном потоке.

Мне кажется, что я ничего не понимаю.

Я не понимаю, когда и как это началось, что происходило. Шляпа? Синий шифон? Мешок? Столешница?

Мужчина бесстыдно танцует как 20-летний. Почти. Иногда это смелее, чем у двадцатилетних, иногда скучнее. Иногда он шутит. Сижу и жду больше шуток, еще веселее. Больше шуток не становится.

Он не устает. Почему он не устает? Он должен давно устать. Или начать говорить что-то глубокомысленно-мудрое. А он танцует, постоянное движение, говорит, поток слов, идей, всего на свете, поток-поток-поток.

Только сейчас, спустя сутки, меня торкнуло. В зале я смотрела, и до меня не доходило, в чем прикол соло Джулиена. Ну да, двигается, говорит, но не зацепило, была растерянность. А сейчас, когда я начала писать, с первой строчки я поняла фишку. Это был как раз пример этого бесконечного настоящего времени, пример «вечности», пример «радиального времени», которое сейчас, именно сейчас, и поэтому включает в себя и прошлое, и будущее.

Так вот, когда Джулиен был на сцене, я словила это вечное «Now!». Точнее, не словила, а оно появилось и до сих пор со мной.

Я думала, у меня смешанные чувства и непонятные впечатления от этого спектакля. А оказалось – вот так.

Трио (Джулиен Хамильтон, Алина Михайлова, Владимир Волков)

Про трио напишу коротко. Для меня оно было волнистым. Я то проваливаюсь в свои мысли, где-то там, о чем-то там, при этом глазами вожу туда-сюда по фигурам на сцене, слушая музыку, смотрю и не смотрю. То будто врываюсь и очень пристально вглядываюсь в каждое движение, не могу оторвать взгляд от мелочей и композиции, от напряжения и перетекания происходящего. Такое отпадение и вливание в происходящее повторяется снова и снова.

Ругаю себя.

Так нельзя.

Нужно смотреть и вникать.

Не отвлекаться.

Но происходящее на сцене благосклонно принимает мое внимание даже после очередного выпадения. Я ничего не пропустила. Все в порядке. Я успела. Я успела увидеть.

Находясь в зрительном зале я вижу, в чем ценность импровизации для зрителя. Один мужчина рядом со мной вышел из зала после соло и не дождался трио. Другой во время трио, особенно ближе к концу, подается вперед, напряженно вглядывается, держится за подбородок, не отводит глаз. Когда перформанс окончен – он откидывается на спинку сидения, какое-то время расслабленно сидит, и только потом присоединяется к аплодисментам и говорит о том, что что-то внутри него перевернулось.

Для меня как зрителя это возможность увидеть проявление пространства и времени прямо здесь и сейчас, живо, открыто и очень конкретно. Это настолько ярко и ясно, и это происходит именно сейчас, именно здесь – это ведь чудо, чудо! Я знаю, что они импровизируют, я знаю, что они слушают  и слышат, что они меняют ситуацию, слушают и меняют – одновременно. Потрясающий опыт. Мало где еще можно такое увидеть: только если очень приглядеться к жизни: человек, увлеченный своей работой мастер, влюбленный с цветами, падающая на льду девушка, испуганный мальчик. Мы нечасто замечаем эти яркие цветные проявления. Здесь это было. Очень ярко и мощно. Спасибо!

Фото — Сергей Кыртиков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *