статьи

Дэниэль Лепкофф. «Контактная импровизация. Вопрос»

В июне 2008 на КИ36 – праздновании 36 годовщины Контактной Импровизации – я сидел на панельной дискуссии основателей вместе с Нитой Литтл, Стивом Пэкстоном и Нэнси Старк Смит. Я не считал себя основателем КИ. Для меня это уникальная позиция Стива. Мне было немного дискомфортно. Ну, так тому и быть.

Когда мы говорили о контактной импровизации, фраза «дуэтная форма» всё время резала мне уши. Что-то было не так. Внезапно я почувствовал, что мой ум работает слишком быстро для моей способности формулировать хорошо оформленные предложения из моих мыслей. Я помню, как умудрился сказать, что я не согласен, что это дуэтная форма – потому что КИ только выглядит как дуэт, когда наблюдается со стороны, но для человека, танцующего ее внутри, это соло.

Ощущая, что это высказывание моих собственных идей было обидно незавершенным, я вернулся домой и подготовил первую версию этого текста
(Ноябрь 2010)

Как я понимаю, первоначальным намерением контактной импровизации как события из области искусства было показать публике врожденные способности тела физически отвечать на то, что его окружает. Она подразумевалась и как интерес к разнообразию человеческих стратегий выживания, и как демонстрация того, что спонтанный физический материал может рассматриваться как танцевальная композиция.

Создание формы перформанса, в которой можно было бы уйти от любых стилистически или эстетически заданных импульсов, которые танцовщик может иметь; или демонстрация уровня физического функционирования, который обычно не осознается, и материала, который обычно избегается в перформансах и спектаклях — это непростая задача, если не сказать больше. Вспоминая это, я думаю, что Стив Пэкстон испытал момент гениальности при создании перформансов, которые мы назвали Контактной импровизацией.

Уловка Стива была в том, чтобы пометить тело танцовщика в необычные, дезориентирующие и часто критические ситуации, выбивая почву из-под наших ног, так сказать. Вместо предсказуемого и знакомого поддерживающего окружения, когда ступня одной ноги встречает неподвижную поверхность  пола, в контактной импровизации каждый находит себя в обстоятельствах, которые требуют доступа к поддержке из любой области нашего тела во время физического контакта с любой областью тела другого человека, при этом оба мы находимся в движении. В этой ситуации невозможно полагаться на привычки, рефлексы выходят на первый план, а отдых – уже история.

Основная техника, необходимая для подготовки и выживания в сюрпризах дуэта Контактной Импровизации лежит в постановке и поддержке вопроса:
— Что происходит, когда я двигаюсь?

— Где находится мой центр?

— Где низ?

— Чего поверхность моей кожи касалась или касается?

— Что из этих поверхностей может дать поддержку?

— Куда, по моему мнению, я направляюсь?

— Где я готов оказаться?

— В чем я осознан?

… и так далее.

Эта постановка вопросов не происходит вербально в  уме, а формулируется и находится в тканях тела: костьми, мускулами, органами, нервами и мозгом. Что случается, когда после нескольких лет практики, какая-то непредсказуемая чрезвычайная ситуация становится знакомой? Эта точка, достигаемая довольно быстро, в является моментом, когда направление и суть КИ становится доступной для описания. Невиданные ранее пути движения, не испытываемые ранее физические ощущения и не представляемые раньше отношения с другим человеком, которые появляются из опыта танцевания КИ, могут быть взяты для описания работы вернее, чем физические вопросы, — вот основа, из которой возникает эта щедрость инновационных материалов.

Идея, что вопрос может быть определением двигательной формы – тонкий момент. Доминирующая ассоциация, которую вызывает слово «форма» это, возможно идея формы физического объекта. В случае контактной импровизации, однако, форма связана с синаптической архитектурой, готовностью обрабатывать значительные массив информации в реальном времени.  То, что обычно называют «дуэтной формой», не имеет узнаваемой внешней формы.

Если контактной импровизация — это образ того, на что похож дуэт в КИ или когда мы соглашаемся договориться с партнером о наборе предписанных движений взаимообмена – однако как много и какими изящными они бы ни были, это предложение ограничено (конечно). Если КИ – это физический акт постановки вопроса о собственных нынешних обстоятельствах, тогда работа всегда обширна и имеет дополнения, чтобы танцевать далеко за пределами манифестации о дуэтном взаимодействии.

Что вы визуализируете, когда входите в дуэт в КИ? Что вам нужно знать? Что представляете?

Постскриптум

Возвращаясь в 1972 год, когда КИ была 10-дневным перформативным проектом Стива Пэкстона. Как участник, я слушал, следовал и пробовал передать физически то, что искал Стив. Я никогда не был на 100 процентов уверен, что понимал, что он имеет ввиду. В любом случае то, что я понимал – трогало меня, впиталось в мою кожу и в значительной степени повлияло на мое становление как художника.

Для меня очарование Контактной импровизации было в открытии, что через мои физические ощущения я могу получать информацию непосредственно из моего окружения – через использование моих собственных возможностей наблюдения я мог изменить точку зрения, получить новое понимание, и освободить меня от себя самого – обычных и привычных точек зрения.

Я начал практиковать поддержание интенсивного физического состояния задавания вопросов без форсирующих это чрезвычайных ситуаций. Я обнаружил, что в случае выполнения этого условия без утраты осознанности, моему вниманию нужно находиться в постоянном движении. Замечать, что я замечаю – это простейшая часть. Замечать, что я НЕ замечаю – это настоящий вызов. Когда мое внимание прекращает движение, интерпретация того, что происходит, фиксируется и мой взгляд становится обусловленным, и таким образом, вопрошание исчезает. Восприятие следует за вниманием. Контактная импровизация размещает мое внимание на неуловимом субъекте, что в свою очередь порождает новое восприятие.

Это было невероятным и запутывающим путешествием – участвовать и наблюдать, как КИ распространяется по всему миру. Некоторые из вариантов развития и разработок не совпадают с моим собственным пониманием ее сути. Называет ли имя то, что я подразумеваю под ним или оно называет что-то еще?

Иногда в середине 80-х медленно и не без усилий, я пришел к пониманию, что определение контактной импровизации было на самом деле полезным, что мои собственные интересы были специфическими, особенными и быстро удовлетворялись при отходе в сторону от ассоциаций с ярлыком «Контактная Импровизация». Впоследствии я смог определить и изучить свои идеи без определений.

Почти четыре десятилетия спустя, с большей дистанции, я принял решение определить, что сколько бы контактная импровизация не кодифицировалась, представляясь как набор из 562 техник, созданных для того, чтобы развлекать, быть красивыми или изящными, формироваться как терапевтические, практиковаться в пространствах, наполненных социальными взаимодействиями и разговорами, служащими для построения сообщества – в конечном итоге, ее первоначальная позиция – дать людям возможность полагаться на их собственный физический интеллект, встретить их момент для открытия чувств и расширения восприятия, и чтобы создание их собственного ответа было неприкосновенным.

Оригинал здесь https://contactquarterly.com/cq/article-gallery/index.php#view=contact-improvisation-a-question

Перевела Ольга Белошицкая для Svoboda-tancevat.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *