Блог,  Вдохновение,  Статьи

По следам встречи «Современный танец: чему мы учимся и учим»

Сегодня состоялась первая зум-встреча-обсуждение — про то, как мы учимся современному танцу, как это выглядит, что именно мы хотим донести. Это не конспект встречи, а мои размышления «о своем» — что-то из это сформулировалось во время нашего разговора (кажется, именно этим и ценны такие обсуждения: можно четче сформулировать свои мысли, увидеть отклик других, услышать чужое мнение или историю и соприкоснуться с чем-то своим).

Сегодня для меня играли несколько тем. Коротко запишу)
(конечно же, у нас там и тут возникал вопрос «что же такое современный танец», но мы решили оставить целый октябрь на прояснение, изучение и обсуждение этого вопроса в рамках сообщества Облачного института современного танца, поэтому сейчас не об этом)

1) Я для себя сформулировала три основы, на которых я строю своё преподавание современного танца. Это три точки опоры, на которых всё держится, три направления. Причем, если какое-то одно из них недополучает внимания, времени и сил, то вся картина в целом будет перекошена.

А) Владение своим телом — понимание и — при желании — развитие его качеств — сила, гибкость, ловкость, выносливость, координация, баланс, скорость, моторная память. Здесь же — способность точно воспроизвести движение или комбинацию.

Интересно, что здесь можно совершенствоваться, расширяя и исследуя свои пределы (привет, спорт и виртуозность), а можно оставаться в пределах «бытовых» движений, но при этом давать телу необходимое внимание, активность, заботу и удовольствие. Присваивать его, прислушиваться к его самочувствию. Что-то про живое человеческое тело.

б) Свобода в импровизации, расширение спектра движенческих паттернов. Возможность не ездить по одним и тем же рельсам привычных движений, а быть способным двигаться очень-очень разными способами. Иногда — неожиданными и не принятыми в обществе, иногда — очень одобряемыми. Это про расширение своего словарного запаса в танце, когда я знаю не десять и не сто слов, а тысячи, могу придумывать свои или использовать уже существующие слова, свободно говорить «не по бумажке». И получать от этого всего удовольствие.

Здесь также может добавляться временной фактор — когда я делаю всё это быстро или даю себе время примерить движение, поискать, посмотреть, а как еще возможно. Во многом это работа с сознанием, привычками, внутренними ограничениями: тело может быть и может физически танцевать тем или иным образом, но мозг не может даже представить такое. Расширение танцевальной палитры — пока не достигнем границ физических возможностей, и тогда придется возвращаться к пункту а) и работать над ними)

в) Художественная часть — про то, как из этого многообразия движений, которые может совершать тело (или не такого уж многообразия, но я осознаю эти границы), я могу выбрать именно то движение, тот вектор, который мне сейчас интересен с художественной точки зрения. И здесь уже может оказаться, что движение нужно минимальное, или что всё решается через игру с окружающей обстановкой. Это про умение точно выбрать подходящее именно здесь движение.

Чтобы «учиться» и развиваться в этом аспекте — нужно, по сути, развиваться как современный художник, артист. Это и про общую эрудицию, начитанность, насмотренность, и про вкус, и про опыт, и про понимание контекста и ситуации, в которой состоится танец. Про готовность совершать яркие шаги.

Если мы посмотрим — большой вопрос, насколько этому можно НАУЧИТЬ. Потому что в пункте а) — про внимательную работу СО СВОИМ телом, в пункте б) — про импровизацию и незашоренность в движении, в пункте в) — про независимую художественную позицию. Понятно, что этому можно научиться. Но научить?

Очевидно, что можно создавать пространства, делиться наработками. Иногда это очень просто и понятно («чтобы повысить выносливость, делай это и вот это»), иногда это происходит через введение в контекст, историю и теорию, понимание того, как это еще бывает у других людей, иногда это «прямая передача» опыта, когда танцуешь с другим человеком, и понимаешь что-то.

Можно создавать в рамки, в которых человек понемножку будет пробовать на вкус свою движенческую и художественную свободу (особенно если он пока не чувствует своих границ и возможностей), а затем — отпускать, убирать рамки, оставлять прорастать.

И в то же время понятно, что это — самостоятельная практика каждого. Но здорово, если это не одинокая практика, а что-то происходящее внутри сообщества, круга людей, которые тоже где-то на этом пути, в этой стране. И здесь появляется важность и преподавателя, и «группы», и пространства, в которое можно прийти и оказаться «в этом».

Еще немножко послевкусий:
2) Для меня интересной (уже после беседы) стала эта грань между «учиться\учить современному танцу» и «заниматься современным танцем». Как будто когда я учусь, должен быть очень ясный момент «ага, научилась!», и после этого я уже не учусь, а занимаюсь или в будущем учу других. Интересно, можно ли им сразу заниматься — кажется, можно. Кажется, это важно.
3) Прозвучало слово про то, что на уроках современного танца важно, что преподаватель — это исследователь, готов встречаться с незнанием, готов учиться. И, кажется, вот эта позиция исследователя — тоже важная. Не человека, который выдает «продукт», не терапевта, который помогает другому. Исследование — в теле, через тело, для тела и с телом.
4) Интересен был вопрос, а можно ли заниматься современным танцем с теми, кто не в теме (и учить их?). Кто вообще не понимает, что это за зверь, не особо интересуется, пришел потанцевать на что-то такое. Можно ли сразу с ним делать какие-то упражнения или предлагать какие-то идеи для движения, не погружая в контекст, не объясняя, почему мы здесь сегодня собрались и почему всё именно так? Или нужно сначала объяснить хотя бы на пальцах, чтобы человек не испугался?

Сегодняшний опыт показал, что такие встречи — важны и нужны. По крайней мере для меня. А там поглядим!) До встречи)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *